Судебные решения, арбитраж

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О РЕКЛАМЕ. ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДИУМА ВСА РФ ОТ 25.12.1998 № 37

Разделы:
Рекламная деятельность





ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО
от 25 декабря 1998 г. N 37

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ,
СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О РЕКЛАМЕ

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обсудил Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе, и в соответствии со статьей 16 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.
Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
В.Ф.ЯКОВЛЕВ




Приложение
ОБЗОР
ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О РЕКЛАМЕ

1. Антимонопольный орган вправе обращаться в суд с требованием о взыскании с юридического лица штрафа за ненадлежащую рекламу.
Антимонопольный орган принял решение о наложении на рекламораспространителя штрафа за ненадлежащую рекламу. Поскольку штраф не был уплачен добровольно, антимонопольный орган обратился в арбитражный суд с требованием о его принудительном взыскании.
Суд в удовлетворении требования отказал, исходя из того, что антимонопольный орган не правомочен налагать штрафы, а юридическое лицо не может быть привлечено к ответственности за нарушения, указанные в пункте 2 статьи 31 Федерального закона от 18.07.95 N 108-ФЗ "О рекламе" (далее - Закон о рекламе, Закон).
Апелляционная инстанция решение суда отменила и требование антимонопольного органа удовлетворила, руководствуясь следующим.
В данном случае на последней полосе газеты, издаваемой организацией, была размещена реклама алкогольных напитков в нарушение запрета, установленного пунктом 1 статьи 16 Закона о рекламе.
Согласно статье 2 Закона реклама, в которой не соблюдены определенные законодательством требования к месту и способу ее распространения, является ненадлежащей. В объяснениях, представленных антимонопольному комитету, организация факт ненадлежащей рекламы признала.
В соответствии со статьей 30 Закона ответственность за нарушение законодательства о рекламе в части, касающейся времени, места и средств размещения рекламы, несет рекламораспространитель.
Под рекламораспространителем понимается юридическое или физическое лицо, осуществляющее размещение и (или) распространение рекламной информации путем предоставления и (или) использования имущества, в том числе технических средств вещания, каналов связи, эфирного времени, и иными способами (ст. 2 Закона).
На основании пункта 2 статьи 31 Закона ненадлежащая реклама влечет административную ответственность в виде предупреждения или штрафа до 200 минимальных размеров оплаты труда.
Следовательно, вывод суда о том, что субъектом названной ответственности не может быть юридическое лицо, противоречит Закону.
В силу пункта 1 статьи 26 Закона антимонопольные органы в пределах своей компетенции осуществляют государственный контроль за соблюдением законодательства о рекламе.
В рамках предоставленных им общих полномочий по контролю антимонопольные органы вправе налагать административные штрафы за ненадлежащую рекламу, а также на основании пункта 2 статьи 26 Закона предъявлять в суды и арбитражные суды иски в связи с нарушением рекламодателями, рекламопроизводителями и рекламораспространителями законодательства о рекламе.
В соответствии с частью 2 статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) арбитражному суду подведомственны экономические споры о взыскании с организаций и граждан штрафов государственными органами, осуществляющими контрольные функции, если федеральным законом не предусмотрен бесспорный (безакцептный) порядок их взыскания.
Следовательно, антимонопольные органы вправе обращаться в суд с требованиями о взыскании с нарушителей штрафов за ненадлежащую рекламу.




2. При обжаловании организацией в суд постановления о наложении штрафа антимонопольный орган вправе предъявить встречное требование о взыскании этого штрафа.
В соответствии с пунктом 3 статьи 31 Закона о рекламе антимонопольный орган принял постановление о наложении на организацию штрафа за неисполнение в срок предписания о прекращении нарушения законодательства о рекламе.
Организация обратилась в арбитражный суд с требованием о признании постановления недействительным.
Антимонопольный орган предъявил встречное требование о принудительном взыскании штрафа.
Организация возражала против принятия судом встречного требования по тому мотиву, что пунктом 3 статьи 31 Закона о рекламе предусмотрена добровольная уплата штрафа и пунктом 4.14 Порядка рассмотрения дел по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе <*> для этого установлен 30-дневный срок с момента вынесения постановления, который еще не истек.
--------------------------------
<*> Утвержден Приказом Государственного антимонопольного комитета Российской Федерации от 13.11.95 N 147, зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 28.11.95 N 985. Далее - Порядок рассмотрения дел.

Суд доводы организации отклонил и принял к рассмотрению встречное требование на основании части 3 статьи 110 АПК РФ.
При этом суд исходил из следующего.
Предъявление антимонопольным органом в суд требования о взыскании с организации штрафа не препятствует ей реализовать предоставленную Законом возможность уплатить этот штраф в добровольном порядке.
То обстоятельство, что организация оспорила в суде постановление антимонопольного органа о наложении штрафа, свидетельствует о ее несогласии с законностью и обоснованностью данного постановления.
При рассмотрении каждого из предъявленных требований арбитражный суд по существу обязан проверить одни и те же факты, связанные с наличием нарушения со стороны организации и правомерностью избранной антимонопольным органом меры ответственности.
С учетом изложенного суд сделал обоснованный вывод о том, что между встречным и первоначальным требованиями имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению спора, а также позволит избежать второго судебного процесса.

3. Решения антимонопольного органа могут быть оспорены в арбитражном суде и в том случае, когда они не связаны с осуществлением контррекламы.
Организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа по факту нарушения законодательства о рекламе.
Арбитражный суд рассмотрел по существу требование о признании недействительным предписания, а в отношении решения дело производством прекратил на основании пункта 1 статьи 85 АПК РФ. При этом суд указал, что решение властно-распорядительным актом не является и лишь фиксирует факт нарушения, а закрепленное пунктом 4 статьи 31 Закона о рекламе право заявителя оспаривать решения антимонопольного органа касается только решений об осуществлении контррекламы, вынесение которых прямо предусмотрено Законом. Суд полагал, что в силу статьи 26 Закона антимонопольный орган вправе выносить решения исключительно об осуществлении контррекламы.
Кассационная инстанция отменила решение суда в части прекращения дела производством, поскольку, установив факт нарушения законодательства о рекламе и зафиксировав его в своем акте, антимонопольный орган по существу признал недобросовестность данной организации и несоответствие ее поведения правилам, предусмотренным Законом. Согласно пункту 3.9 Порядка рассмотрения дел <2> данный акт оформляется решением.
Акт компетентного государственного органа, содержащий выводы о том, что какие-либо действия определенного лица являются правонарушением, сам по себе затрагивает охраняемые законом интересы этого лица, связанные с возможностью распоряжаться принадлежащими ему гражданскими правами по собственному усмотрению.
Кроме того, действительность предписания антимонопольного органа о прекращении нарушения законодательства не может быть проверена без одновременной оценки законности решения этого органа, которым установлен факт нарушения.
В силу статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) ненормативный акт государственного органа, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы юридического лица, может быть признан судом недействительным.
Согласно статье 22 АПК РФ такие споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде.
Пункт 4 статьи 31 Закона предоставляет заинтересованному лицу право обратиться в суд или арбитражный суд с заявлением о признании недействительным предписания или решения антимонопольного органа, в том числе не связанного с осуществлением контррекламы. При этом заинтересованное лицо может оспорить и каждый акт в отдельности, и совокупность названных актов. В последнем случае указанные требования не являются самостоятельными и оплачиваются госпошлиной однократно.

4. Нарушение антимонопольным органом установленного Порядком рассмотрения дел срока вынесения постановления о наложении штрафа за неисполнение предписания не влечет недействительности такого постановления.
Антимонопольный орган направил рекламораспространителю предписание о прекращении нарушения законодательства о рекламе и в связи с его неисполнением принял постановление о наложении штрафа на основании пункта 3 статьи 31 Закона о рекламе.
Рекламораспространитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительным постановления о наложении штрафа, ссылаясь на пропуск 15-дневного срока для применения такого взыскания, установленного пунктом 4.12 Порядка рассмотрения дел по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе.
Суд в удовлетворении заявленного требования отказал по тем мотивам, что Законом о рекламе размер штрафа в зависимость от просрочки исполнения предписания не поставлен, а предусмотренный Порядком рассмотрения дел срок для вынесения постановления о наложении штрафа пресекательным не является.
Порядок рассмотрения дел регламентирует процедуру и сроки рассмотрения антимонопольными органами дел по признакам нарушения законодательства о рекламе. Закрепленное в пункте 4.12 Порядка правило о вынесении постановления в 15-дневный срок со дня истечения срока исполнения предписания является внутренним процедурным требованием при рассмотрении таких дел антимонопольными органами. Подобным актом не могут вводиться материально-правовые сроки привлечения к ответственности.
Требование о признании недействительным постановления исключительно по мотиву нарушения срока его вынесения, установленного Порядком рассмотрения дел, удовлетворению судами не подлежит.

5. При обращении в суд с требованием о признании недействительным постановления о наложении штрафа за неисполнение предписания антимонопольного органа заявитель вправе оспорить законность предписания, которое не обжаловалось ранее в судебном порядке.
Антимонопольный орган направил организации - рекламораспространителю (газете) предписание, в котором обязал ее в срок до определенной даты прекратить нарушение конкретных пунктов отдельных статей Закона о рекламе и доложить об исполнении предписания с предупреждением о возможности применения ответственности по пункту 3 статьи 31 Закона.
Поскольку информация об исполнении предписания не поступила, антимонопольный орган проанализировал выпуски газеты за период с момента вынесения предписания до определенной в нем даты прекращения нарушений, установил несоответствие ряда рекламных объявлений требованиям законодательства и принял постановление о наложении на рекламораспространителя штрафа за неисполнение предписания.
Рекламораспространитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительным постановления о наложении штрафа, ссылаясь на вынесение предписания с нарушением законодательства.
Суд в удовлетворении заявленного требования отказал со ссылкой на то, что заявитель не обжаловал предписание и не представил антимонопольному органу доказательств его исполнения.
Однако суд при решении вопроса о применении ответственности за неисполнение предписания на основании статьи 12 ГК РФ должен дать оценку доводам заявителя, оспаривающего законность ненормативного акта государственного органа, и принять решение в соответствии с законом.
В рассматриваемом случае формулировка предписания не касалась прекращения конкретного нарушения, а сводилась к общему требованию соблюдать отдельные положения Закона до определенной даты.
Установив незаконность предписания, суд не вправе взыскивать штраф за его неисполнение, несмотря на то, что предписание ранее заинтересованным лицом в судебном порядке не обжаловалось.
В связи с изложенным апелляционная инстанция отменила решение суда и заявленное требование удовлетворила.

6. Акты антимонопольного органа, которыми установлено отсутствие нарушения Закона о рекламе, могут быть оспорены в суде.
Организация обратилась в антимонопольный орган с заявлением о возбуждении дела по признакам нарушения законодательства о рекламе в отношении другого лица - рекламораспространителя.
В результате рассмотрения дела антимонопольный комитет установил отсутствие нарушения закона со стороны рекламораспространителя, указав об этом в соответствующем документе.
Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании этого документа (акта) недействительным.
Антимонопольный орган ссылался на неподведомственность спора суду, считая, что вынесенный им акт об отсутствии признаков противоправности в чьих-либо действиях сам по себе не нарушает законных прав и интересов заявителя.
Арбитражный суд принял заявление к рассмотрению, правомерно руководствуясь следующим.
Пункт 2 статьи 11 ГК РФ допускает в определенных законом случаях защиту гражданских прав в административном порядке и устанавливает правило, что решение, принятое в таком порядке, может быть обжаловано в суд.
Акт компетентного государственного органа, содержащий выводы об отсутствии нарушения в каких-либо действиях, затрагивает права лиц, заинтересованных в официальном признании совершенных в отношении них действий неправомерными.
Следовательно, решение, принятое в административном порядке по требованию, связанному с защитой гражданских прав, может быть обжаловано в арбитражный суд на основании статьи 13 ГК РФ независимо от результата обращения в соответствующий административный орган. Такой спор подведомствен арбитражному суду в силу части 5 статьи 22 АПК РФ: другие дела, отнесенные к подведомственности арбитражных судов федеральным законом.

7. Непредставление обязанным лицом достаточных доказательств исполнения предписания не может рассматриваться как его неисполнение.
Антимонопольный орган предписанием обязал рекламодателя незамедлительно прекратить публикацию в средствах массовой информации объявлений, нарушающих Закон о рекламе, и сообщить об исполнении в течение определенного срока.
Рекламодатель нарушение устранил, однако сообщение антимонопольному органу не направил.
Антимонопольный орган принял постановление о наложении на рекламодателя штрафа за неисполнение предписания в размере 10 млн. рублей, руководствуясь пунктом 4.3 Порядка рассмотрения дел по признакам нарушения законодательства Российской Федерации о рекламе. При этом антимонопольный орган ссылался на то, что он обязывал рекламодателя выполнить два действия, поскольку указание проинформировать об исполнении предписания являлось частью его содержания.
Рекламодатель обратился в суд с требованием о признании недействительным постановления о наложении штрафа.
Суд заявленное требование удовлетворил, правомерно исходя из следующего.
В соответствии с пунктом 1 статьи 26 Закона антимонопольные органы осуществляют контроль за соблюдением законодательства о рекламе в пределах своей компетенции. Они наделены полномочиями направлять рекламодателям, рекламораспространителям и рекламопроизводителям предписания о прекращении нарушений законодательства о рекламе.
На основании пункта 3 статьи 31 Закона антимонопольные органы вправе налагать на указанных лиц штрафы за неисполнение в срок этих предписаний.
Следовательно, Закон определил содержание требований предписания, за невыполнение которых может быть применена ответственность.
Штраф налагается, если нарушение не прекращено в отведенный для этого разумный срок. Прекращение нарушения не тождественно сообщению о совершении необходимых для этого действий.
Неизвещение антимонопольного органа об исполнении предписания его неисполнением по Закону не является и соответствующей ответственности не влечет.
Пункт 4.3 Порядка рассмотрения дел, приравнивающий непредставление достаточных доказательств исполнения предписания к его неисполнению, противоречит в этой части Закону о рекламе.
В данном случае может быть применена ответственность, предусмотренная пунктом 2 статьи 31 Закона за непредставление в установленный срок сведений по требованию антимонопольного органа.

8. Предписание, не содержащее указаний о прекращении конкретного нарушения Закона, не влечет ответственности за его неисполнение.
Организация-рекламодатель опубликовала в газете рекламу товара с указанием существенных условий договора купли-продажи, но без срока действия рекламы, что является нарушением пункта 2 статьи 25 Закона о рекламе.
Антимонопольный орган направил рекламодателю предписание, которым обязал его прекратить нарушение Закона о рекламе, не допускать нарушений этого Закона в течение года и сообщить об исполнении предписания не позднее 10 дней с момента истечения установленного срока.
Однако рекламодатель через полгода опубликовал рекламу о продаже товара, подлежащего сертифицированию, без упоминания об этом в объявлении, что противоречит пункту 4 статьи 5 Закона.
Антимонопольный орган на основании пункта 3 статьи 31 Закона применил к рекламодателю штраф за неисполнение предписания и обратился в арбитражный суд с требованием о его принудительном взыскании.
Арбитражный суд заявленное требование отклонил, исходя из следующего.
В соответствии с пунктом 1 статьи 26 Закона антимонопольные органы при осуществлении функций государственного контроля за соблюдением законодательства о рекламе вправе предупреждать и пресекать факты ненадлежащей рекламы, допущенные юридическими и физическими лицами, а также направлять рекламодателям, рекламопроизводителям и рекламораспространителям предписания о прекращении нарушения законодательства о рекламе.
Поскольку Закон (ст. 2) определяет рекламу как распространяемую в любой форме, с помощью любых средств информацию определенного содержания, нарушение требований к рекламе происходит и фиксируется компетентным органом не ранее обнародования соответствующих сведений.
Таким образом, предписание может быть дано о прекращении конкретного, уже выявленного нарушения в виде ненадлежащей рекламы с целью пресечь и (или) предотвратить ее дальнейшее распространение.
Направление предписаний иного содержания Законом о рекламе не предусмотрено.
В рассматриваемом случае предписание не было связано с конкретным нарушением, не соответствовало его характеру и дано антимонопольным органом с превышением полномочий, предоставленных Законом.
Содержащиеся в предписании общие указания о необходимости соблюдения Закона в течение определенного предписанием срока не могут расцениваться как индивидуальные требования к нарушителю. Обязанность каждого соблюдать закон закреплена в Конституции Российской Федерации, носит бессрочный характер и не может ограничиваться временным промежутком на основании предписания антимонопольного органа.

9. Антимонопольный орган вправе применить ответственность в виде штрафа за каждый факт неисполнения своего предписания или решения об осуществлении контррекламы.
Антимонопольный орган принял постановление о применении к организации штрафа за неисполнение предписания о прекращении нарушения законодательства о рекламе в установленный срок.
Организация обратилась в арбитражный суд с требованием о признании указанного постановления недействительным.
При этом заявитель ссылался на то, что им допущено неисполнение только одного предписания, а для применения ответственности в виде штрафа по пункту 3 статьи 31 Закона о рекламе требуется неисполнение в совокупности нескольких предписаний и решений об осуществлении контррекламы.
Арбитражный суд в удовлетворении заявленного требования отказал, правомерно исходя из следующего.
В соответствии с пунктом 3 статьи 31 Закона антимонопольный орган вправе налагать штрафы на рекламодателей, рекламопроизводителей и рекламораспространителей за неисполнение в срок предписаний о прекращении нарушений законодательства о рекламе и решений об осуществлении контррекламы. Уплата штрафа не освобождает рекламодателя, рекламопроизводителя или рекламораспространителя от исполнения предписания о прекращении нарушения законодательства о рекламе или от исполнения решения об осуществлении контррекламы.
Из смысла приведенного положения Закона вытекает, что им установлена одинаковая ответственность за два различных нарушения, а не за совершение их в совокупности.
Указание принимаемых антимонопольными органами актов во множественном числе и употребление при их перечислении союза "и" означает применение одинаковых мер ответственности за различные нарушения и является приемом юридической техники.
Императивный характер нормы о сохранении у нарушителей обязанности исполнить предписание или решение об осуществлении контррекламы после наложения штрафа за их неисполнение свидетельствует о праве антимонопольного органа применять штраф за каждый случай неисполнения.
Следовательно, в силу статьи 31 Закона самостоятельным нарушением законодательства о рекламе является однократное неисполнение любого из названных выше актов антимонопольного органа.

10. Антимонопольный орган вправе направить рекламораспространителю предписание о прекращении рекламы лицензируемой деятельности без указания номера лицензии и органа, ее выдавшего.
Организация - рекламораспространитель (рекламная газета) опубликовала ряд объявлений типа "ветеринарные услуги, тел. ...", "ветеринарная помощь, тел. ..." без сообщения об органе, выдавшем лицензии рекламодателям, и номеров лицензий.
Антимонопольный орган признал действия рекламораспространителя нарушением пункта 3 статьи 5 и статьи 22 Закона и направил ему предписание о прекращении нарушения.
Рекламораспространитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании предписания недействительным. При этом рекламораспространитель ссылался на то, что упомянутые объявления не содержат указаний на предпринимательский характер рекламируемых услуг, приняты в виде авторских текстов от физических лиц, которые и должны нести ответственность за ненадлежащую рекламу на основании пункта 1 статьи 30 Закона.
Отклоняя заявленное требование, суд правомерно исходил из следующего.
Рекламные объявления такого типа представляют собой сообщения о фактах, имеющие информационный характер, и в соответствии со статьей 8 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" (в редакции ФЗ от 19.07.95 N 110-ФЗ) объектами авторского права не являются.
Объявления рекламодателей - физических лиц публиковались рекламораспространителем за плату, предназначались для неопределенного круга лиц, по своему смыслу и характеру разовым предложением не исчерпывались и сведений об оказании ветеринарных услуг в благотворительных целях не содержали.
В соответствии с пунктом 3 статьи 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.
Оказание ветеринарных услуг в силу статьи 779 ГК РФ является разновидностью договора возмездного оказания услуг.
При таких обстоятельствах у рекламораспространителя не было оснований считать, что ему для публикации передана реклама, не связанная с предпринимательской деятельностью, на которую Закон в силу пункта 5 статьи 1 не распространяется.
Согласно пункту 2 статьи 22 Закона, если деятельность рекламодателя подлежит лицензированию, то при рекламе соответствующего товара, а также при рекламе самого рекламодателя последний обязан предоставлять, а рекламопроизводитель и рекламораспространитель обязаны требовать предъявления соответствующей лицензии или ее надлежащей копии.
Данные требования установлены в целях предотвращения ненадлежащей рекламы.
В момент распространения рекламы оказание ветеринарных услуг являлось лицензируемым видом деятельности.
В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Закона не допускается реклама товаров, реклама о самом рекламодателе в случаях, когда осуществляемая им деятельность требует специального разрешения (лицензии), но такое разрешение (лицензия) не получено.
Если деятельность рекламодателя подлежит лицензированию, в рекламе должны быть указаны номер лицензии, а также наименование органа, выдавшего эту лицензию.
Эти требования к рекламе являются обязательными для рекламодателя, рекламопроизводителя и рекламораспространителя.
На основании статьи 30 Закона рекламодатель несет ответственность за нарушение законодательства о рекламе в части ее содержания, если не доказано, что указанное нарушение произошло по вине рекламораспространителя или рекламопроизводителя.
В данном случае нарушение установленных Законом требований к рекламе было очевидным для рекламораспространителя, оказывающего услуги в качестве такового на постоянной основе. Публикация ненадлежащей по содержанию рекламы произошла по его вине.
При таких обстоятельствах антимонопольный орган вправе применить меры административного воздействия и к рекламодателю, и к рекламораспространителю.

11. При опубликовании рекламной информации без сообщения типа "на правах рекламы" меры административного воздействия применяются к рекламораспространителю.
Антимонопольный орган направил рекламораспространителю - газете, не специализирующейся на сообщениях рекламного характера, предписание прекратить использование в печатной продукции нерекламного характера целенаправленного обращения внимания потребителей рекламы на конкретную марку (модель, артикул) товара либо на изготовителя, исполнителя, продавца для формирования и поддержания интереса к ним без надлежащего предварительного сообщения об этом (п. 1 ст. 5 Закона).
Рекламораспространитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании предписания недействительным. При этом он не оспаривал факта ненадлежащей по содержанию рекламы, но ссылался на то, что меры административного воздействия в связи с подобным нарушением должны быть применены к журналисту - рекламопроизводителю, для размещения авторского текста которого газетой лишь были предоставлены технические возможности (газетная площадь).
Суд с приведенными доводами не согласился и в удовлетворении заявленного требования отказал, правомерно исходя из следующего.
Правила статьи 5 Закона устанавливают общие требования к рекламе и обязательны для рекламодателя, рекламопроизводителя и рекламораспространителя.
Из указанной статьи не следует, что сообщение о рекламном характере информации должно включаться непосредственно в авторский текст такой информации. На журналиста - автора обязанность приведения информации в форму рекламы, готовой для распространения, Законом не возложена.
В соответствии с пунктом 5 статьи 5 Закона использование в рекламе объектов исключительных прав допускается в порядке, предусмотренном законодательством.
На основании статьи 19 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" от 27.12.91 N 2124-1 (в редакции ФЗ от 27.12.95 N 11-ФЗ) ответственность за невыполнение требований, предъявляемых к деятельности средства массовой информации законодательными актами, несет главный редактор. Соответственно, при разногласиях главного редактора и автора статьи по ее содержанию решение о публикации в газете принимается главным редактором либо в ином, определенном уставом редакции порядке. Помимо этого, в силу статьи 42 того же Закона никто не вправе обязать редакцию (в нашем случае - рекламораспространителя) опубликовать отклоненное ею произведение, письмо, другое сообщение или материал, если иное не предусмотрено законом.
Таким образом, в силу требований упомянутых Законов именно рекламораспространитель в данном случае должен был предварить авторский текст сообщением о рекламном характере информации либо предотвратить ее публикацию.
Рекламораспространитель возлагаемых на него Законом обязанностей не выполнил и результатом его действий явилось обнародование ненадлежащей по содержанию рекламы.
Согласно статье 30 Закона ответственность за нарушение законодательства о рекламе в части ее содержания несет рекламодатель, если не доказано, что указанное нарушение произошло по вине рекламопроизводителя или рекламораспространителя.
Поскольку в данном случае нарушение произошло по вине рекламораспространителя, суд обоснованно отверг доводы о том, что за подобное нарушение антимонопольному органу следовало привлечь к ответственности журналиста - автора статьи.

12. При распространении рекламы товара без пометки об обязательной сертификации меры административного воздействия применяются к рекламодателю, кроме случаев отсутствия его вины в этом нарушении.
Антимонопольный орган предписал организации - рекламораспространителю (газете) прекратить в числе других нарушение требований пункта 4 статьи 5 Закона о рекламе о необходимости сопровождения рекламы товаров, подлежащих обязательной сертификации, пометкой установленной формы.
Рекламораспространитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании предписания в этой части недействительным.
Суд заявленное требование удовлетворил, правомерно исходя из следующего.





Страницы: 1 из 2  1 2








© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на "RDELO.RU | Рекламный менеджмент" при цитированиии (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)